Один день из жизни иностранцев в Могилёве

Оказалось, что англоязычному туристу достаточно сложно в Могилёве без переводчика поесть в кафе и купить сувенир.

В Могилёве 5 дней прожили американцы: магистр педагогики, Директор центра по изучению аутизма им. Сары Дули из штата Вирджиния Адам Дрейфус, магистр педагогики из штата Вирджиния Мария Солдатенкова и доктор педагогики из штата Аляска Абигейл Калкин.

Они приехали на научную конференцию, но нашли время погулять по городу.

— Я впервые в Беларуси. Могилёв мне очень понравился. Город выглядит очень по-европейски, но много признаков Советского союза. Здесь очень красивые и стройные девушки, — говорит Адам. — Сложно общаться с людьми. Не смотря на то, что все отзывчивые, многие смотрят на нас, как будто никогда не видели иностранцев. Но все пытаются как-то помочь, если к ним обратиться. У Марии родители из Москвы, поэтому она хорошо владеет русским языком. Абигейл немного увлекается русским.

На вопрос, смог бы прожить один в Могилёве, Адам отвечает, что смог бы, только если бы выучил русский или белорусский язык. Без переводчика самому ориентироваться в городе непросто.

С английским у Могилёва-туристического действительно серьёзная проблема, в чём убедился gorad.by, в процессе прогулке с иностранцами по городу.

 

Трудности перевода, или Как Адам покупал билеты в кино и сувениры

У гостей города выдался свободный день. С утра Адам, Абигейл и Мария едут на заказной «ГАЗели» на могилёвский железнодорожный вокзал, чтобы купить билеты в Москву. С кассиром изъясняется Мария. Видно, что кассир никогда не имела дела с американскими паспортами. Она долго пытается сориентироваться в документе и с трудом набирает на клавиатуре имена. Билеты куплены.

В 14:30 едем в Зоосад. Абигейл и Адам очень легко оделись.

— Вы не замёрзнете?

— Нет, я же с Аляски! Здесь ещё тепло, — отвечает Абигейл.

Билеты в зоосад покупает сопровождающий. Мария удивлённо спрашивает у него:

— Почему вы заплатили за нас?

— Вы же у нас в гостях!

— У нас всегда каждый платит сам за себя.

Адам, Мария и Абигейл делают несколько покупок: Адам выбирает шапку для сауны в виде танкового шлема с красной звездой, а в домике кузнеца железную розу ручной работы. Женщинам очень понравились сувениры из соломы.

На выходе из Зоосада Адам спрашивает у кассира дорогу от Зоосада до Ратуши:

— Sorry, can you tell me, where is the Ratusha? (Простите, не подскажете где здесь Ратуша?)

Женщина кассир молчит и улыбается, выглядывает из своего окошка в надежде найти кого-нибудь, кто может ей помочь.

— On the right or left turn? (Мне повернуть направо или налево?) — уточняет Адам.

— Не знаю я, что вы говорите. Люди, вы ему можете объяснить? Что он хочет? — обращается кассир ко всем.

Адам извиняется и прекращает свой допрос.

В Ратушу приехали в 15:00. Здесь нас ждёт экскурсия на русском с переводом.

Всем очень понравился Музей. Но большинство табличек и указателей в Музее на белорусском и русском языках. Мало скамеечек, чтобы можно было присесть во время длинной экскурсии.

Вечером Адам, Абигейл и Мария собираются сходить в кинотеатр на «Сталинград». Пришли в кинотеатр «Родина» чтобы купить билеты заранее.

Адам сам идёт покупать билеты на сеанс:

— Hi! Four ticket on «Stalingrad», at seven, please, — при этом показывает «на пальцах» — 4 билета на 7 часов.

— Так, иностранец… Четыре билета… — произносит кассир очень растерянно. — На какое время?

Адам не понимает вопроса кассира. Ещё раз показывает на пальцах 4 и 7.

— На семь, что ли… Лена, иди посмотри, я не понимаю, что он хочет, — говорит вслух кассир.

В это время за Адамом уже собирается очередь из 4-5 человек. Никто не помогает ему и кассиру, который по-английски не говорит, но что-то понимает.

Подходит администратор, о чём-то переговаривается с кассиром:

— Какие вам места, — задают вопрос Адаму по-русски.

Адам не понимает. Показывает: 4… 7… Кассир указывает на экран с рассадкой и спрашивает опять:

— Какие вам места?

 

— On what sits max dolby effect? (На каких местах максимальный долби-эффект) — догадывается Адам.

— Остались только с краю, — отвечает кассир и показывает на табло…

— Ok.

— Сто сорок, — говорит кассир снова по-русски.

Адам даёт сразу купюру в 200 тысяч, чтобы больше не мучить женщину.

В процессе покупки билетов поучаствовали все дежурные и администраторы кинотеатра. По-английски никто так и не заговорил. Не было даже попыток.

 

Выходим на улицу и идём в магазин сувениров «Аркада» на Звездной площади.

Адам и Мария общаются в зале магазина на английском. Продавцы не здороваются, не предлагают своих услуг. Видно, что они понимают устойчивые выражения: приветствия или «how much» (сколько стоит), но в разговор не включаются. Абигейл решает купить матрёшку.

К покупкам туристов продавцы относятся очень заботливо: подсказывают, предлагают варианты, но настойчиво объясняются с ними по-русски, наверное, рассчитывают, что иностранцы прочитают по губам. Выглядит общение американских покупателей и белорусских продавцов как игра в морской бой: иностранцы показывают пальцем на полки за спиной продавца, а она пытается угадать, на что они ей показывают: «левее, ещё левее, нет, теперь правее, ниже»… Продавцы называют цены в белорусских рублях так:

— How much? — спрашивает Абигейл.

— Сто тридцать пять, — отвечает продавец.

— One hundred thirty five baks? — переспрашивает Абигейл.

— Нет. Сто тридцать пять тысяч… Двенадцать евро… Лена, сколько это в долларах?

— Have you a gzhel? — спрашивает Абигейл.

— Это что такое… А, гжель! Нет, гжели нет. Гжель в Москве. Может в ЦУМе. Но там китайское всё, — говорит девушка-продавец снова на русском…

Идём в ЦУМ смотреть деревянные шкатулки и гжель. Ситуация очень схожа с предыдущим магазином: опять «морской бой» на полках и объяснения на русском.

— Валя подойди, тут спрашивают, кажется, французы, — продавец зовёт молодую девушку, которая, как оказалось, вполне сносно говорит по-английски.

— Они англичане.

— Ой, какая разница. Все равно «иносранцы»!

Адам захотел купить комиксы для сына своего друга. В ЦУМе их не оказалось. Заходим в книжный магазин «Буква» на Ленинской. Диалог с охранником сразу у дверей:

— Hi! I want bye some commix. Have you? (Я хочу купить комиксы. У вас есть?) — спрашивает Адам.

— Э-э… Just a minute… Лена, у нас раскраски, что ли, есть? Или комиксы… — оборачивается в зал охранник.

В итоге нашлись комиксы на русском «Маска», «451», «Чёрная дыра». Адам их покупает. Все опять же разговаривают с ним по-русски. На английском даже не пробуют.

Двигаемся по Ленинской в сторону площади Орджоникидзе. Становится понятно, что одному без переводчика иностранцу в Могилёве очень неудобно:

— Очень немногие говорят по-английски. Более раскованно себя чувствуют и говорят с нами в основном молодые люди, — резюмирует пережитое Адам. — Совсем мало табличек и указателей на английском в названиях улиц, в музеях, кинотеатрах, кассах, продуктовых магазинах. Почти нигде нет меню на английском в кафе и ресторанах, а официанты и продавцы очень плохо говорят по-английски, либо вообще не говорят.

По дороге в гостиницу хотели ещё проверить, смогут ли сотрудники милиции понять иностранца, который обращается к ним по-английски. Но к представителям правопорядка с вопросами и просьбами о помощи подходить не стали. Адам побоялся, что его арестуют.

В итоге вопрос Адаму: вернулся бы он в Могилёв, чтобы остаться насовсем?

— А у вас есть зимой снег?

— Да, иногда много.

— Тогда мне нужно: Ауди (внедорожник), свой дом, а не квартира, работа и две секси жены, — улыбается Адам. — Вообще, вы живете в прекрасном месте: центр Европы, рядом Россия, у вас так много университетов, школ. Можно много учиться и работать…

 


По теме читают:

Могилёв встречает туристов: железнодорожный вокзал, do you speak English?