Нашествие короедов типографов и стенографов

Наверняка всем приходилось видеть на стволах деревьев следы, оставленные жуком-короедом. Причудливый узор, созданный крошечными художниками, может даже показаться красивым, если бы не одно «но»: это произведение искусства фатально для пораженных деревьев. Правда, здоровое дерево еще два-три года может сопротивляться, заполняя прогрызенные личинками ходы смолой, но все равно оно обречено на высыхание и гибель.

С начала лета этого года только на территории Могилевского района взято на санитарный учет 315 тысяч кубометров ели, пораженной короедом-типографом. Заболевший лес занимает колоссальную территорию площадью более 829 га. И это еще не предел, потому что при благоприятных погодных условиях за один сезон одна семья короедов (один самец и две-три самки) может произвести на свет в среднем 2 поколения жуков. Плюс к каждому из них прилагаются 2-3 так называемых «сестринских» поколений. Полный цикл развития жука от яйца до превращения во взрослую особь занимает 60-70 дней. При этом, отложив яйца, жуки не ждут, когда из них вылупятся личинки, а летят дальше в поиске нового дома для своих новых детей. И, пока личинки первого поколения наслаждаются детством, прогрызая под корой свои кружевные ходы, в каком-то из соседних деревьев уже отложены яйца их младших «братишек». А в это время родители уже трудятся над поколением next.

К сожалению, единственный способ борьбы с этим прожорливым вредителем — санитарная вырубка пораженного короедом леса с последующим вывозом стволов из лесного массива и их уничтожением. Спасти такие деревья невозможно, при этом они могут являться источником заражения здоровых деревьев.

В этом году беда не миновала и сосновые леса, особенно пострадали Глусский, Бобруйский и Осиповичский районы. Там бесчинствует другая разновидность древесного вредителя с не менее экзотическим названием. Речь идет о жуке стенографе, или шестизубчатом короеде. Этот гурман из всех пород дерева предпочитает сосну и кедр, реже может полакомиться елью и лиственницей. Но суть та же: пораженные деревья подлежат уничтожению. На сегодняшний день к санитарной вырубке приговорено около 350 га соснового леса. И, скорее всего, эти печальные цифры будут только расти.