Актриса могилёвского театра: «Если зритель уходит – это его право»

Елена Кривонос – про могилёвский театр, зрителей, продвижение культуры в массы и выездные спектакли по деревням.

На днях, самая «странная» актриса могилёвского драмтеатра Елена Кривонос получила награду Белорусского союза театральных деятелей. «Хрустальную звезду» актрисе присудили за большой вклад в развитие театрального искусства.

— Награда? Говорят, что это хорошо…, — смеётся Лена. — Приятно, конечно, что оценили работу, но не могу сказать, что эта цель и есть цель. Гораздо важнее наличие самой работы.

 

Есть работа – нет времени думать о проблемах.

— Когда есть работа – нет времени думать ни о чём другом. Например, о еде. Я ем раз в день, вечером – когда успеваю. Ещё, когда много работы, нет времени думать о деньгах, некогда их тратить и задумываться об их нехватке. Некогда жаловаться на режиссёров, на партнёров, на костюмеров, на всех. Времени нет, есть только кайф от работы. Сейчас, вот её много. Саулиус Варнас ставит в театре Стринберга. А ещё в планах поработать с нашим театром кукол.

Амбиции есть тогда, когда нет работы

«Могилевчане часто напоминают бабушек-сплетниц, всегда готовых что-то обсуждать, при этом ко всему непонятному относятся с позиции «мне не нравится, и этого быть не должно»

«Могилевчане часто напоминают бабушек-сплетниц, всегда готовых что-то обсуждать, при этом ко всему непонятному относятся с позиции «мне не нравится, и этого быть не должно»

— Амбиции оправданы, когда они подталкивают тебя что-то сделать лучше. Я не помню состояния удовлетворённости от сделанной работы. После каждого спектакля одна мысль в голове: Боже, как же плохо всё прошло! И хуже никогда не было! И это не от того, что плохо, а от того, что всегда есть куда двигаться. Я всегда собой недовольна, вот такая ужасная работа.

adsense кликер для заработка на Google AdSense от 500 до 1000 долларов в месяц

 

Самое страшное для актёра – оправдываться перед зрителем

— Нет ничего страшней ощущения, что постановка не удалась, и мне, простите, так неловко перед вами, зрители, что сейчас я буду перед вами кочевряжиться, ведь у меня работа такая… Однако, с годами приходит понимание, что не каждый спектакль нужно досмотреть до конца. Мы ценим своё время и свои силы. Меня ведь в мире тоже не всё устраивает. Так или иначе, если зритель уходит – это его право. И для актёра это не повод поднять белый флаг и сказать: всё, всем спасибо, все свободны.

 

Театру нужен руководитель, курс

— Актёру важно развиваться в театре. Для этого у театра должен быть  руководитель, один, со знанием театра, труппы, её возможностей и пониманием, что и для чего он делает. Когда главным режиссёром театра стала Екатерина Аверкова – единый курс был. Может быть, он не всем нравился. Но он был. Сейчас с этим сложнее. Много людей, много пониманий театра и стремлений их реализовать. В итоге – лебедь, рак и щука. Это сложно.

 

Культура в массы – это убийство для профессионального театра

— Актёр зависит от зрителя. Как-то так получилось, что основной театральный зритель в Могилёве – это женщины среднего возраста, которые ждут от театра развлечений. Они регулярно ходят в театр, делая кассу. В итоге, большинство спектаклей в репертуаре сейчас ориентировано именно на такую публику. То же самое с выездными спектаклями. Детские сады, деревни, обязательная программа по продвижению культуры в массы. В итоге получается убогое зрелище на убогой площадке, не понятно для кого и чего, этакий  полуфабрикат, как бы честно он не был приготовлен. Я считаю, что это убийство для профессионального театра.

 Каким видят театр министр культуры, директор могилёвского театра и могилевчане

Кто сказал, что искусство должно быть понятным.

— Мне кажется, что слово «странный» в нашем обществе равнозначно слову «идиот». То, что странно автоматически становится плохим. А мне вот нравится всё странное. Может быть, именно поэтому за 12 лет Могилёв так и не стал мне родным. Театр – да. Город – нет. Могилевчане часто напоминают бабушек-сплетниц, всегда готовых что-то обсуждать, при этом ко всему непонятному относятся с позиции «мне не нравится, и этого быть не должно». Как пример проект «Другая сцена» в театре кукол, который перестал существовать около полугода назад из-за жалобы зрителя. А ведь человек, которому он показалась непонятным, не подумал, что если проект был рождён, значит, он кому-то был нужен. Я за то, что если кому-то что-то не нравится, – он идёт и ищет то, что нравится. Нужно учиться не решать за других. Только за себя. И это не мало.

  • Елена Кривонос: «И даже если нельзя - всё равно можно. Всё можно. Пока мы живём с ощущением, что нам чего- то нельзя, нам и будет нельзя»Елена Кривонос: «И даже если нельзя – всё равно можно. Всё можно. Пока мы живём с ощущением, что нам чего- то нельзя, нам и будет нельзя»
  • Елена Кривонос на сцене могилёвского драмтеатраЕлена Кривонос на сцене могилёвского драмтеатра